Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

vsegda

О лицейских педагогах

У id77 в апреле была серия публикаций про однокашников Пушкина, причём не только про тех, кто на слуху, но и про "обычных". Материал сам по себе интересный, рекомендую (вот в этом посте https://id77.livejournal.com/3785440.html есть ссылки на все пять публикаций).

Но я сейчас о другом. Очень мне нравятся характеристики на лицеистов, данные их преподавателями. Удивительно человечные, никакой тебе бюрократии и казёнщины.

Не без дарований и довольно добродушен, словоохотен, смешлив, пылок и жив, как живое серебро, оттого и неосмотрителен, нетерпелив, переменчив, чувствителен с гневом и упрямством, малейшая трудность его останавливает, которую он мог бы преодолеть терпеливостью если бы имел её. Начинает более прилежать к учению. Примечая свои ошибки, он охотно исправляется. Нельзя сказать, чтобы нравственные его поступки были предосудительны, но они требуют прилежного наблюдения руководителей, пока благородные качества, которыми он старается украшать себя, сделаются собственными свойствами его сердца
[Spoiler (click to open)]
При очень хорошем поведении и большом прилежании имеет также достаточные таланты. В своих мелких занятиях, например в своей любви к бабочкам, он проявляет большую любовь к порядку. Из-за его внешности в его нраве появилась довольно большая раздражительность, которая иногда переходит в некоторое упрямство и даже иногда проявляется в его отношениях с матерью"

С весьма посредственными дарованиями, с трудом приобретает знание, хотя довольно прилежен. Частые напоминания произвели более вежливости и благонравия в его поступках; он приобрел осторожность, которая предупреждает несколько грубую его вспыльчивость и насмешливость, впрочем, нелицемерное добродушие, чувствительность, усердие и опрятность суть свойственные ему качества.

имеет большие способности к литературе и математическим наукам и сделал в математике значительные успехи. Он скромен и больше всех остальных близок к возмужанию. Говорит мало и плохо и охотно уединяется… Я думаю, что в нем довольно много гордости и самомнения. Его поведение было всегда исключительно осторожным и совершенно безупречным"
philosophie

Поэзии пост



Что-то как-то вдруг взяла и начала читать вслух. Я "Петербургскую свадьбу" читала в 10м классе на экзамене по литературе. Помню, когда начинала, боялась забыть, а потом так меня захватил текст, что и бояться забыла.
Всё-таки гениальный поэт Башлачёв.


Звенели бубенцы. И кони в жарком мыле
Тачанку понесли навстречу целине.
Тебя, мой бедный друг, в тот вечер ослепили
Два черных фонаря под выбитым пенсне.

Там шла борьба за смерть. Они дрались за место
И право наблевать за свадебным столом.
Спеша стать сразу всем, насилуя невесту,
Стреляли наугад и лезли напролом.

Сегодня город твой стал праздничной открыткой.
Классический союз гвоздики и штыка.
Заштопаны тугой, суровой, красной ниткой
Все бреши твоего гнилого сюртука.

Под радиоудар московского набата
На брачных простынях, что сохнут по углам,
Развернутая кровь, как символ страстной даты,
Смешается в вине с грехами пополам.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева. Пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой. И крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.

Вот так скрутило нас и крепко завязало
Красивый алый бант окровленным бинтом.
А свадьба в воронках летела на вокзалы.
И дрогнули пути. И разошлись крестом.

Усатое "ура" чужой, недоброй воли
Вертело бот Петра в штурвальном колесе.
Искали ветер Невского да в Елисейском поле
И привыкали звать Фонтанкой - Енисей.

Ты сводишь мост зубов под рыхлой штукатуркой,
Но купол лба трещит от гробовой тоски.
Гроза, салют и мы! - и мы летим над Петербургом,
В решетку страшных снов врезая шпиль строки.

Летим сквозь времена, которые согнули страну
в бараний рог
И пили из него.
Все пили за него - и мы с тобой хлебнули
За совесть и за страх.

За всех. За тех, кого слизнула языком шершавая блокада.
За тех, кто не успел проститься, уходя.
Мой друг, спусти штаны и голым Летним садом
Прими свою вину под розгами дождя.

Поправ сухой закон, дождь в мраморную чашу
Льет черный и густой осенний самогон.
Мой друг "Отечество" твердит как "Отче наш",
Но что-то от себя послав ему вдогон.

За окнами - салют. Царь-Пушкин в новой раме.
Покойные не пьют, да нам бы не пролить.
Двуглавые орлы с побитыми крылами
Не могут меж собой корону поделить.

Подобие звезды по образу окурка.
Прикуривай, мой друг, спокойней, не спеши.
Мой бедный друг, из глубины твоей души
Стучит копытом сердце Петербурга.
surovo

Про благие намерения и глупость

Семейное насилие (как, впрочем, вообще любое насилие) отвратительно. И УК в отношении семейных тиранов должен работать без осечек. Надеюсь, я говорю это достаточно внятно, чтобы кому-то не показалось, что я пытаюсь как-то оправдать этих самых семейных насильников.
НО. Как же я не люблю, когда смешивают мух и котлеты...
"Марат Башаров абьюзил свою жену - давайте лишим его звания заслуженного артиста". Даже петиции пишут. Вот понятия не имею, каков Башаров как артист, поскольку мало совсем смотрю современного российского кино. Но очень сомневаюсь, что звание ему давали за то, что он - примерный семьянин. Так и какого хрена?
Или вот ещё из прекрасного. Дочка Эдуарда Успенского обратилась в Российскую государственную детскую библиотеку с письмом о том, что папа был домашним тираном, а потому нельзя называть его именем литературную премию. К счастью, в библиотеке оказались люди с мозгами, которые вежливо ответили, что имя Успенского "присвоено премии в знак признания его заслуг как выдающегося детского писателя, создателя известных и всемирно любимых персонажей, виртуозного сказочника и мастера художественного рассказа". Что точно никак не зависит от его личностных качеств.

Но кааак же меня печалит вот эта тенденция ((( Может, начнем составлять список, кого чего лишим за плохое поведение? Бунина Нобелевской премии - однозначно. Толстого, Достоевского, Горького, Лермонтова тоже чего-нибудь нужно лишить... Список получится длинный. И это я пока только про литературу...

Нет, любой человек может лично для себя сделать выбор, и не читать, не смотреть... да хоть не лечится у врача, про которого знает, что он бьёт жену. Но когда вотэтовсё вылезает на уровень общественный, и для людей уже на этом уровне стирается грань между объективным результатом деятельности человека и его личностными качествами... Грустно это и свидетельствует об отупении общества.

P.S. А за домашнее насилие нужно наказывать жёстко, в соответствии с УК, как и за любое другое. И отмазок про талант и знаменитость быть не должно. Это я на случай, если кто не понял, что я категорически против насилия.
читаем

(no subject)

Вчера по чистой случайности прочитала прозу Есенина в виде повести "Яр".
Мда... Немедленно поняла, почему о прозе Есенина никогда не говорят.
И заодно вспомнила, что проза считается гораздо более сложным видом словесного искусства, чем стихи.
Потому что если у человека есть дар, но нет образования, вкуса, чувства меры и/или других полезных качеств, то в стихах это можно со временем научиться виртуозно маскировать. С чем, кстати, Есенин и справлялся прекрасно. А вот в прозе это почти невозможно.
Хорошо, что Есенин написал так мало прозы.
читаем

(no subject)

Похоже, накопилась критическая масса художественных впечатлений - пора хоть что-то сбросить наружу :)
Вот, например, из августовского прочитанного - "О чём весь город говорит" Фэнни Флэгг.
Книга оставила странное ощущение. С одной стороны, как обычно у этого автора, ощущение некой внутренней гармонии, что бы ни происходило с героями, некой - без иронии - благостности и безусловного принятия.
В общем, всё как я люблю. И раз пять, если не больше, я как обычно, читая Фэнни Флэгг, пускала слезу просто от этого ощущения.
А с другой... Что-то мне к третьей книге (вообще у автора их, кажется, больше, но я прочитала третью)уже приелось вотэтовсё как литературный приём. В жизни-то я за то, чтобы подобное ощущение длилось вечно (перчику я и сама умею добавить, да...лучше б не умела), но от литературы и от автора ждёшь развития.
А впрочем, для восстановления душевного покоя Фэнни читать безусловно стоит.
читаем

(no subject)

Перечитала "Медея и её дети" Улицкой. Давно её читала - кажется, это была вторая моя книга Улицкой после "Казуса Кукоцкого". И уже много забылось, но осталось это ощущение, которое absintio сформулировала так: "Так хорошо, что страшно перечитывать, - вдруг показалось."
Но нет же, не показалось. Всё также нереально хорошо в каждой строке, также отзывается каждым поворотом. И ещё совершенно непонятно, как ей удалось в такую небольшую книжечку уместить целую полноценную семейную сагу - со множеством переплетённых судеб и изумительно выписанных портретов.
Всё-таки я не знаю сегодня авторов, равных Улицкой.
vsegda

Дмитрий Быков: Джоан Роулинг

1
Она обязательно получит Нобелевскую премию. Они нужны друг другу. Нобелевская премия неуклонно расширяет горизонты, обращает внимание на новые жанры, уже наградила документалистику и песню, скоро, я уверен, отметит и графический роман. Роулинг заслуживает того, чтобы её — сочинителя детской фантастики, то есть обитателя сразу двух гетто, — признали великим современным писателем. Собственно, дети — те, от кого зависит наше будущее, — её уже признали, да и продаётся она лучше, чем все современные сочинители бестселлеров; ни одна книга в мире ещё не распродавалась с такой скоростью, как последняя часть семилогии о Гарри Поттере, и ни один сценарий не вызывал такого ажиотажа, как «Фантастические твари». Но помимо кассового и массового успеха есть признание арбитров; и если оно осуществится в полной мере, Роулинг будет приятно.

Как-никак она главный писатель нашего времени, независимо от жанра и даже, вы не поверите, от художественного качества, хотя оно у неё в большом порядке. Она написала Евангелие XXI века, в очередной раз пересказав самый великий — и, замечу, самый читаемый, потому что он порождает сплошь бестселлеры, — миф мировой литературы. Но Роулинг добавила к этому мифу важные новые акценты, ибо всякий раз, возвращаясь к нему, человечество привносит коррективы, приспосабливая этот сюжет к эпохе. И то, что разглядела Роулинг, даёт нам для самопознания уникальные возможности.
Collapse )
7. В этом сюжете не обязательно, но почти всегда есть предатель, Иуда, двойной агент. И его наличие в евангельском сюжете говорит о человечестве нечто очень важное, поскольку именно вокруг этого предателя и разыгрываются главные страсти. Тенденция эпохи состоит в оправдании Иуды. Это происходит с начала XX века — у Гедберга Тора, у Леонида Андреева, потому что жить в сознании, что человечество предало Христа, невыносимо. Наверное, у Иуды были свои мотивы. Может быть, его обижали в детстве, а может быть, он как раз любил Христа больше всех и помог ему осуществить миссию. Ко всему арсеналу этих оправданий прибегает Роулинг, изображая Снейпа. Именно Снейп — самый неоднозначный и самый интересный персонаж семитомника, все люто хотят заполучить в ролевых играх именно эту роль, и дело даже не в том, что в фильме его играл Алан Рикман, большой актёр и любимец всех детей на площадке, — а в том, что там есть что играть. Сказал же Хабенский, сыграв Клавдия, что эта роль интересней Гамлета. Снейп, безусловно, искренне любил Тёмного лорда и желал служить ему. Снейпа спасла любовь к Лилли Поттер, и на сторону Дамблдора он перешёл только потому, что тот ему пообещал защитить любимую; он любит её, несмотря на то, что она вышла замуж за главного его мучителя, — а папа Поттера вёл себя со Снейпом не лучшим образом, и вообще банда мародёров, как они себя называли, состояла из людей талантливых, но не слишком благонравных. Короче, Снейп не злодей, он убил Дамблдора по его личной просьбе, он сам погиб, и вдобавок у него тот же патронус (лань), что и у Гарри Поттера. Но мне этот персонаж непобедимо противен, и сама тенденция оправдывать двойных агентов не слишком приятна. Проблема в том, что Роулинг не всегда пишет по собственной воле — ей как бы диктуют, и она видит то, что ещё не до всех дошло. Боюсь, что, по крайней мере, пять тенденций цикла о Поттере вносят существенный и не самый приятный вклад в самопознание человечества.

Во-первых, ни одна битва сегодня не может быть выиграна без такого перебежчика, и я с особым филологическим любопытством — как-никак эволюция метасюжета интересует меня больше всего, ибо по ней действительно «что-то видно», — слежу за борьбой Навального с Кремлём. Кто из сислибов тянет на Снейпа? Кириенко? Кудрин? Сурков, который больше всего похож на этого персонажа по антуражу, но, думается, далеко не дотягивает по глубине? Кто-то должен быть, без него эту игру не выиграть. Со своей стороны и в стане Навального обязан быть свой Петигрю, в последнее время они начали понемногу расчехляться, но это только предвестия будущей бури.

Во-вторых, Роулинг догадалась о том, что и сам вождь добра не без греха; сегодня не выживет чистое добро, потому что оно обязано содержать крестраж Тёмного лорда. Это делает его неуязвимым. Нет беспримесных героев и злодеев — в каждом герое есть своё злодейство, которое резонирует с Абсолютным злом и даёт шанс понять его, догадаться о его намерениях. Чтобы победить злодея, надо быть немного им.

В-третьих, время Гриффиндора уходит,Collapse )
// «Дилетант», №5, май 2019 года
читаем

(no subject)

Зашла вчера в "Академкнигу" на Литейном. И чуть не заплакала.
Там пахнет совсем так, как пахло, когда открывали стеклянные дверцы книжного шкафа у бабушки. И также пахло в библиотеке маленького бабушкиного провинциального городка. Мы с сестрой поднимались в летние дни по скрипучим ступеням, посматривая на узорчатые наличники, которыми были украшены окна обоих этажей, открывали тяжёлую дверь и... этот запах тёплого дерева, старых книг и детского тихого счастья...
А ещё в "Академкниге" на Литейном пахнет также, как пахло 20 с лишним лет назад в "Академкниге" на Литейном, когда я заходила туда, получив стипендию, в предвкушении... И выносила несметные сокровища... Их там не убавилось!!
Взяла себя в руки и вышла всего с одной книгой Гиппиус.
Но я ещё вернусь