MANON (manona) wrote,
MANON
manona

Продолжаем флэшмобить

Недавно я развлекалась с именами из прошлого. А потом, почитав, что написала elusnork, захотела ещё повспоминать. И получила от Снорки Антона и Юлию.
Ну и значит вот.

Антоном звали мою первую, детсадовскую любовь. Это был смуглый черноволосый пацанёнок с которым мы ходили в одну группу детского сада. Ну ходили и ходили - я во-первых, не выделяла его из общей массы, а во-вторых, в силу того, что и по натуре была одиночкой, да ещё и имела проблемы с кожей (а это обычно не располагает детишек к дружбе - как говаривал Фёдор Михалыч, дети порознь - сущие ангелы, а собираясь вместе, весьма и весьма жестоки), вообще общалась с одной-единственной подружкой, своей тёзкой. Но случилась в группе желтуха. Повальная, как это обычно бывает (раньше бывало, во сяком случае). И я загремела в инфекционное отделение. Где и оказалась с Антошкой в одной палате. Болели мы долго (чуть ли не месяц), других детей в палате не было - с нами лежали скучные тётеньки, из палаты никуда не выпускали. В общем, идеальные условия для возникновения весёлого товарищества на подручном материале. Оно и возникло. Мы делились друг с другом вкусностями (помнится, это всегда было взаимовыгодно, потому что мне, например, таскали в немалых количествах изюм, который я терпеть не могла, а Антон наоборот). Антошка познакомил меня с журналом "Мурзилка" (по выходе из больнице я немедленно потребовала подписаться на журнальчик и не расставалась с ним довольно долго). Ещё мы "заражали здоровьем" друг друга, упорно употребляя минералку из одной бутылки, пели про "огни-пожарища" (Антон знал целых три строчки!), устраивали "балет на льду", точнее - на кафельном полу просторного санузла, вместе принимали душ (Ржевские, молчать! Нам было едва ли по 5 лет). Короче, развлекались как могли.
Закончилась эта чудесная дружба трагически - нас выписали: меня раньше, Антошку позже. Пока ожидала выхода его из больницы, я решила, что влюбилась (ну а как же, пора!). Но вернувшись в детский сад, мой прынц подлейшим образом меня проигнорировал. Сначала я ещё пыталась как-то вписаться в его мальчишеские игры. Помнится, пару раз мы всё же мило играли с ним, и именно незабвенному Антону я была обязана долговременным отвращением своим к мокрицам - единственным кстати живым существам нечеловеческого облика, к которым я испытывала такие чувства. Однажды на детской площадке, за верандой, он показал мне эту самую мокрицу и наплёл что-то про их страшную сущность. Чтобы я поверила кому-то, что насекомыши могут быть противными - определённо, здесь была замешана любоффф!! Как она закончилась, я не помню. Наверное, наступило лето, все разъехались по бабушкам и к осени меня захватили другие впечатления. Впрочем, ещё один подарочек мне Антон оставил на лето - в больнице он рассказал мне про некого "бабайку" - огромного и страшного, живущего в темноте. Вспомнила я о нём, когда мы с сестрёнкой валялись у бабушке "в пологе" (так у нас в семье называлась кровать с пологом, стоявшая в сарае. Днём мы любили там "спать" после обеда, а по вечерам бились за право идти ночевать туда с кем-нибудь из взрослых). Что интересно, сама я бабайку не боялась, зато в красках рассказывала про него сестре, наслаждаясь произведенным эффектом. Много позднее я наткнулась на упоминание некого татарского божества Бабая и поняла, откуда ноги росли у нашего страшилища - Антошка-то был чистокровным татарчонком с корнями и каждое лето ездил к бабушке на родину предков.

Юль в жизни было много и почти все они мне были симпатичны, но при этом ни одна не соприкасалась со мной вплотную. Помню одноклассницу Юльку, с которой мы никогда особенно не дружили, но однажды провели у неё дома несколько часов щека к щеке - читали книжку (кажется, Крапивина), которую обязательно нужно было прочитать к уроку и которой почему-то ни у кого не было. Много смеялись, о многом болтали. После опять никогда близко не общались.
У моей близкой подруги есть двоюродная сестра Юля - мы с ней виделись всего раза два или три, но и из личного общения, и из рассказов подруги осталось впечатление, что это человек потрясающей внутренней свободы, выстраивающий свою жизнь так, как этого хочется именно ей, невзирая на условности.
Ещё помню девочку Юлю из старших членов Совета дружины - как она плакала от счастья, когда Совет решил, что одна из двух путёвок в лагерь "Зеркальный" достанется ей, хотя она там уже была.
Ещё одна одноклассница, с которой мы как-то в течение года или двух очень тепло приятельствовали (ха-ха, как-то на одном из вечеров встречи Юлька вспомнила, как классе в пятом или шестом у нас было что-то вроде классной дискотеки. Детишки мы ещё были маленькие, легко смущающиеся, и поэтому девочки в основном танцевали с девочками. И Юлька вспоминала, как я, танцуя, говорила, что ей можно не краситься, потому что ресницы у неё и так тёмные).
И, наконец, прекрасная рубенсовская женщина Юля, с которой мы время от времени встречаемся у общей подруги и неизменно радуемся друг другу, - Юлька с тёплой улыбкой, неизменной сигаретой и рассказами об очередном любовном приключении.
В общем, имя Юлия ассоциируется у меня с очень жизнерадостными девчонками с пухлыми щеками, очаровательной улыбкой и нежным взглядом. Если я когда-нибудь влюблюсь в женщину, наверное, это будет Юля :)
Tags: люди
Subscribe

  • (no subject)

    Господин Литвинович - это прямо какое-то реально нереальное открытие этого года для меня.

  • По-прежнему смешно

    Этот пост был опубликован 17 лет назад!

  • (no subject)

    Получить свое послание

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments