MANON (manona) wrote,
MANON
manona

Всё ближе к краю

Говорят, человек до тех пор остаётся ребёнком, пока живы его родители. Наверное, это правда. Правда, даже если ты уже 15 лет живёшь своей жизнью - независимой ни физически, ни материально, ни морально - в смысле самостоятельного принятия решений.
Я всё пыталась понять, что неуловимо изменилось в моём мироощущении после смерти деда в феврале? Когда почти 10 лет назад умерла бабушка, я сквозь безумную боль потери - бабушка всегда была для меня в жизни очень важным человеком, - кажется, чуть ли не стоя у ее гроба, вдруг поняла: мне сейчас больно и безысходно, но пройдёт несколько дней, совсем немного по сути, и я опять смогу улыбаться, и жизнь потечёт своим чередом. Так я осознала: "Похоже, я смогу пережить всё". (Кстати, это был второй этап осознания мира и себя, данный мне смертью. Первый случился в 15 лет, когда погиб Цой. Я услышала об этом вечером и прорыдала полночи. Утром меня послали в магазин за молоком. Я вышла - и обомлела. Это была первая потеря, которую я ощутила, как свою (а в 15 лет кажется, что жизнь вращается исключительно вокруг тебя). А мир, который, казалось, должен был уж если не перевернуться, то по крайней мере впасть в глубокий траур и зайтись погребальным плачем, между тем продолжал стоять в очередях, смеяться и ссориться, шутить и пить пиво. Тогда я поняла: "Этот мир переживет всё")
Так вот, дед не значил в моей жизни так много, как бабушка. Кроме того, его последние годы были невозможно тяжелы (смогу ли я когда-нибудь написать о его последних годах? И надо ли?), и смерть вполне могла восприниматься как облегчение - для всех, как это ни цинично звучит. Всё равно, конечно, было горько. Но вот, когда прошла первая горечь, когда я уже приняла, что ушел человек - быть может, единственный на свете - кто любил меня... совсем просто так, ни за что, абсолютно принимая меня, видя во мне единственный свет в окошке; когда чувство вины за то, что не могла ему помочь, из жгучего острия превратилось в привычный груз, посильный и предназначенный для несения до конца жизни... вот тут-то я и осознала этот сдвиг в мироощущении, с которого я собственно и начала.
Долго не могла уловить его суть. А потом вдруг явственно увидела. Наверное, это что-то в крови. Будто каждое живущее перед тобой поколение прикрывает тебя, находясь на передовой. И холодные ветры, настигающие тебя, - лишь отголоски тех ледяных струй, что дуют там. Так вот, с уходом дедушки тот, самый крайний бастион исчез окончательно. И на передовую вышли мои родители. А я - прямо за ними. Еще не там, не на краю. Но ветер стал ощутимее, тонкими пальцами забирается время от времени куда-то в грудь, леденит дыханием лоб. Я не о смерти, нет. Я не знаю, как это объяснить, но это точно не о страхе умереть, и даже не о страхе потерять Быть может, это наоборот о жизни? Что-то из серии "последняя из рода"? Не знаю. Точно знаю, что это связано именно с родом - с предками и потомками. И этот выход на передовую - он не страшен, он просто неизбежен и невозвратен. И раз так, малодушно хочется еще немного оттянуть момент, когда именно ты окажешься на краю. Наедине с вечностью?
Tags: размышлизмы 2006
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments