November 21st, 2013

vsegda

Культурные впечатления - себе на память

На прошлой неделе была на лекции Льва Лурье про Достоевского, вчера посетила вечер Радзинского.
Лурье немного разочаровал - как-то я ожидала несколько больше неизвестных мне фактов - хотя бы на уровне исторических анекдотов, а он пошёл по известной канве. Но с другой стороны, таки Фёдор Михайлович - мой любимый писатель, и я хоть не могу сказать. что углублённо изучала его биографию, читала всё же несколько больше, чем глава в учебнике, да и преподаватель русской литературы 19 века у нас в универе был совершенно феерический. Очень понравился эпизод, когда Достоевский пришёл к Чернышевскому с просьбой прекратить пожары. Ну и заодно отметила в очередной раз, что люди мало меняются в своей сути из эпохи в эпоху - во время пожара на Апраксином дворе, который чуть-чуть не дошёл до Владимирского собора, извозчики ровно также взвинчивали бешено цены для паникующих горожан, как после известного терракт в московском аэропорту, много-много лет спустя. А в целом Лурье хорош - схожу при случае ещё на его лекции.
Радзинский... Радзинский прекрасен как всегда. Он для меня такое наглядное пособие на тему того, что у мужчины главный сексуальный орган - ум. Рассказывал в первом отделении про "окаянный век" и почему таковым можно назвать практически любой век, по крайней мере в России. Он удивительно умеет связывать и сопоставлять факты, проводить параллели. Во втором отделении повествовал про Чаадаева, про которого я, к стыду своему, немного совсем знаю, поэтому было вдвойне интересно. И таки нужно уже, наконец, почитать его "Философические письма".
Ну и несколько слов о публике. В целом - радостно, ибо зал на 200 человек у лурье, на 2000 у Радзинского - и оба битком, реально под завязку, при том, что билеты на Радзинского не то чтобы дешёвые. На Лурье, пока ожидали. чтобы впустили в зал (дикий косяк "Эрарты", но обещали в следующий раз исправить), довелось посмотреть на лица вблизи. Ну честно - я давненько не видела столько лиц - разных и одновременно с чем-то общим в глазах. На языке крутятся слова вроде "духовность", "интеллигентность" и "интеллект". На Радзинском возможностей разглядывать было меньше, но в целом ощущение такое же. Что приятно - очень разных возрастов - реально от юношей бледных со взором горящим до почтенных отцов семейства и преклонных годов дам. Ну да, женщин побольше (процентов семьдесят), ну так ещё в 19-м веке какой-то принц нерусский заметил, что мужчины в России ленивы и нелюбопытны, зато женщины всем интересуются и весьма образованы.

 
surovo

И ложка дёгтя

Сначала написала в конце предыдущего поста, но так не захотелось портить общее впечатление. При всём вышесказанном о чудесной публике, мобильники наши интеллигенты (или - хочется верить - в их ряды затесавшиеся) так и не научились отключать. И честное слово, каждый раз, когда звонок раздавался во время речи Радзинского, пламенного, горящего, умеющего захватить внимание полностью, так вот, каждый раз. когда раздавался звонок, перед глазами моими живо вставала картинка, как обладателю сего невыключенного девайса полностью засовывают оный в глотку. Чтобы память или совесть - что там отказало у кого? - включилась надолго.
philosophie

А под этим тэгом у меня чаще всего про бомжей :)

Маленький вокзал в маленьком городке. На нескольких сиденьях спит бомжик. Рядом присаживается приличного вида дама. Через некоторое время бомжик во сне распрямляет ноги чуть дальше, задевает даму. "Фу! Товарищ! Испачкал меня!" - "Извините". В голосе у мужика, в его "извините" такая интонация, что я невольно поворачиваюсь в его сторону. Там нет заискивания, забитости, нет там и наглости, а какое-то удивительно искреннее сожаление о том, что доставил неудобства - такого почти никогда не слышишь (и сам редко генерируешь) в дежурном извинении, толкнув кого-то или наступив на ногу - чаще всё-таки получается дежурная отмазка. Дама продолжает негодовать: "Разлёгся! Дома надо спать!!" И опять голос - спокойный, негромкий, без жалобы, без вызова, грустный, но без надрыва: "А нет дома". Бомжик снова закрывает глаза, аккуратно подбирая ноги.