October 12th, 2010

vsegda

Так и рождаются легенды...

Он ночью пробрался на Тверскую, зашел в кабинет, а там Ресин сидит в его кресле. На плечах у него цепь драгоценная. Увидел самого, щеками задрожал и заплакал. Ну, а самому-то что от его слез – ни холодно, ни жарко. Цепь, говорит, снимай и вся недолга. Взял, завернул аккуратно в тряпицу, в окно верному Кобзону, который на шухере у ворот стоял, свистнул тихонько и митьками их звали. Еще к себе на пасеку заехал. С пчелами попрощаться. Взял с собой только матку и еще сотню самых приближенных, которых по именам звал. Ну и все. Как сквозь землю провалился. Спустя год или полтора объявился где-то в Тобольске или Омске. Ходил по дворам, показывал детишкам фокусы с кепкой и дрессированными пчелами и тем добывал себе хлеб насущный. Бороду отрастил лопатой. Опознал его кто-то и стукнул куда следует. Сейчас же его под микитки и в Москву. Но не быстро. Сначала поездом везли неделю, а перед самой столицей ему повесили на грудь фанерную табличку с надписью «Царь московский», на плечи тяжелую цепь набросили и повели по улицам. Да не одного, а вместе с толпой беспаспортных таджиков, молдаван и… Нет, не могу продолжать. Слезы душат.

Из synthesizer
vsegda

поток сознания

Заглянула в магазин книжный на филфаке, а оттуда тихо-тихо шмыгнула и на сам факультет. Бродила, вспоминая студенческое бытие. На филфаке, впрочем, я и в те времена была считанные разы, причём в основном всё ради незабвенного Валерия Германовича (заметим, не пересдач ради, а посещения дополнительных лекций для), а этот господин умеет занимать мозг так сильно, что окружающую среду не больно-то заметишь.
Поэтому осталось от филфака только общее ощущение - странное довольно - этакие интеллектуальные катакомбы с узкими коридорами, всё время куда-то поворачивающими, и дверями с загадочными названиями (там же ещё и восточный, так что кафедра монголоведения, например, именно там). Ну всё так и оказалось на самом деле :) Мне, выросшей в устремлённой вверх шестиэтажной башне журфака, ужасно удивительно от этих лабиринтов. Кстати, думала, после столь долгого ремонта там всё блистает и светится. Ан нет - так, косметики немножко, которая кое-где уже облупливаться начала. Впрочем, по мне так его это не портит.
И вот побродила немножко по этим коридорам. А надписи на дверях чем дальше, тем диковиннее, и возле кафедры индийской филологии я уже прям в нирвану впадать начала. В очередной раз подумала, как же много на этом свете вещей, которые наверняка бы меня увлекли, и как же права была Цветаева, когда писала своё "Всего хочу - с душой цыгана..." Помнится, когда в 10-м классе в театральной студии моя героиня читала это в странной пьесе "Время луны", я ещё ни разу не понимала всю глубину этой драмы.
Ну так вот. Потом забрела в конец, где написано "Седьмое небо" и ступеньки вниз. Спустилась, толкнула дверь и оказалась во дворике внутреннем. А надо сказать, в знаменитом этом дворике я вообще ни разу не была. А там между тем картина маслом "Осень в академическом раю". Почесала бронзовой (или из чего она?) таксе нос, оценила прекрасного Гулливера (или это не он?), на руке у которого лилипут, а у того ещё один - и так до бесконечности. Ну дальше, понятное дело, пошла бродить по территории универа, трогая скульптуры, читая таблички - словом, ведя себя так, что сразу видно: "туристка". А что делать? Между прочим, думаю, больше половины студентов тоже толком не видели этого всего. Потому что помню себя - ты всё время бегом, зачёты, тыща неотложных дел и много литров пива ждут тебя... Ничего, придёт время - и уже эти вот - пролетающие сейчас со смехом и щебетом мимо, придут сюда трогать и смотреть, потому что поток студенческой жизни будет бежать уже без них.
Но самое поразительное ждало меня , когда я вообще-то двинулась уже на выход, к площади Сахарова. А потом передумала и свернула налево - за здание кафедры генетики и селекции. Откровенно говоря, я вообще не знала, что там что-то есть. Ну вот правда - никогда не задумывалась. поэтому мир в этом месте для меня автоматически заканчивался. А там, оказывается, тропинки, теплицы и грядки, прудик и саженцы туи и сосны, астры, георгины, заросшие пространства, мышкующая кошка и... тишина. Совершенно сюрное ощущение, когда вспоминаешь, что ты сейчас - в центе Петербурга. А тут ещё сонце хитрО так из-за облаков выглядывать стало, создавая всяческие визуальные эффекты. Этакий зачарованный сад. Там я окончательно забыла все свои заботы и, наконец, оставила позади недельный трэш, после которого сегодня ночью я пила пиво и ревела от абсолютной вымотанности. Теперь всё прошло. Осень побаюкала нежно, дала напоследок лёгкий подзатыльник несколькими колючими каплями дождя и отправила домой - к великим делам.
Вот ими, пожалуй, и займусь - пойду вкусную плюшку испеку.