October 13th, 2009

oborona

Министр культуры направил по поводу башни запрос в прокуратуру

Глава министерства культуры РФ публично заявил свою позицию в споре противников и сторонников строительства в Санкт-Петербурге 403-метрового небоскреба "Охта-центр", сказав, что эстетически оно ему не нравится. Александр Авдеев также сообщил, что направил в прокуратуру Санкт-Петербурга письмо с просьбой принять меры прокурорского реагирования в отношении разрешения, выданного на строительство этого общественно-делового центра. При этом министр пояснил, что в основе этой просьбы лежат не его личные вкусы, которые правительство северной столицы может и не разделять, а заключение Росохранкультуры, где говорится, что решение о возведении "Охта-центра" было принято с целым рядом нарушений федерального законодательства. Этот 25-страничный документ надзорного органа Минкультуры был также направлен прокурору Санкт-Петербурга Сергею Зайцеву, а его копия - губернатору города Валентине Матвиенко.

Неплохая статья - с историей и предысторией
vsegda

Поребрик из бордюрного камня - про питерцев и москвичей

vsegda

(no subject)

Понесло меня вчера вдруг после работы в книжный магазин, причём с отчётливым желанием: купить книжку. Вообще случается это со мной редко - кочевой образ жизни научил, что книг в дом нужно приносить как можно меньше, бо перевозить их очень тяжело, а размещать на новом месте - геморройно. Поэтому я стараюсь в основном брать книги на "почитать и вернуть". (Книги, правда, в доме, почему-то всё равно постоянно прибывают, но это уже другой вопрос). Ну так вот, а вчера меня вдруг нахлобулило: хочу! Причём чего именно хочу, понять не удавалось. Пришла, побродила между полками, нащупывая импульсы желаний. Потом вдруг пришло отчётливое: "Милочка, да ты ведь за Фраем сюда припёрлась!" А надо сказать, из Фрая у меня только "хроники Ехо" в полном комплекте, а вот первичных приключений сэра Макса в доме нет, и это время от времени меня печалит. Нашла я фраевскую полочку и припухла. Нет, я понимаю, что хорошая книжка стоит денег. Но ёпрст, 500 рублей за томик? А ну его на фикк - желание поиметь Фрая немедленно свернулось клубочком и заснуло, но первоначальная тяга приобрести книжку не проходила. В итоге привела она меня к Роулинговским "Фантастическим зверям" и было удовлетворено полностью. Вчера наслаждалась весь вечер. Решила, что любимый зверь у меня - лунный телец. Впрочем, поизучаю ещё на досуге.
philosophie

Из "Доктора Живаго" - для памяти и размышлений

Что такое народ? -- спрашиваешь ты. Надо ли нянчиться с ним и не больше ли делает для него тот, кто, не думая о нем, самою красотой и торжеством своих дел увлекает его за собой во всенародность и, прославив, увековечивает? Ну конечно, конечно. Да и о каких народах может быть речь в христианское время? Ведь это не просто народы, а обращенные, претворенные народы, и все дело именно в превращении, а не в верности старым основаниям. Вспомним Евангелие. Что оно говорило на эту тему? Во-первых, оно не было утверждением: так-то, мол, и так-то. Оно было предложением наивным и несмелым. Онопредлагало: хотите существовать по-новому, как не бывало, хотите блаженства духа? И все приняли предложение, захваченные на тысячелетия.
Когда оно говорило, в царстве Божием нет эллина и иудея, только ли оно хотело сказать, что перед Богом все равны? Нет, для этого оно не требовалось, это знали до него философы Греции, римские моралисты, пророки Ветхого завета. Но оно говорило: в том сердцем задуманном новом способе существования и новом виде общения, которое называется царством Божиим, нет народов, есть личности.
Б. Пастернак "Доктор Живаго"
philosophie

Ещё из "Доктора Живаго"

Маяковский всегда мне нравился. Это какое-то продолжение Достоевского. Или, вернее, это лирика, написанная кем-то из его младших бунтующих персонажей вроде Ипполита, Раскольникова или героя "Подростка".

***
Мои поступки, даже если я совершил их вынужденно, меня обязывают

Борис Пастернак "Доктор Живаго"

С "Доктором" у меня не складывалось очень долго - со школы ещё - одна из немногих книг, в которой я завязла быстро и безнадёжно. Но с тех самых пор и помнила, что нужно к ней прийти. На излёте минувшей весны вдруг взяла и как-то легко и не без удовольствия прочла. Понравилась общая картина, калейдоскоп мира, рухнувшего, расколовшегося и собирающегося заново, в совсем другие формы. Сам герой, однако, вызвал ощущение унылой досады. Также, как и его пресловутая страсть с Ларой. Ещё что-то сильно напрягало в манере повествования, но не помню точно, что - сейчас вот книжка в руки попала - нужно пересмотреть, прежде чем вернуть владелице.
vsegda

Моруа. Цитаты для памяти

...если не взять себе за правило быть неисправимы оптимистом, тотчас же станет возможным оправдание самого черного пессимизма. Ибо отчаяние и дурное настроение означает несчастье и полный крах. Едва подумав о возможности падения, я падаю. Это называется головокружением, и народы подвержены ему так же, как отдельные люди. Если я думаю, что никак не могу повлиять на то, что делается в стране, я и в самом деле ничего не могу. В человеческом плане от меня зависит и ясность и буря, прежде всего во мне самом, но также и вокруг меня.

***

Разочарования действительно постигли меня. В частности, на протяжении последних десяти лет ужасы фашизма, кровавая граница, разбившая мою родину на две части, ссылки, аресты близких людей, разграбление моего дома, измена в момент грозной опасности некоторых друзей дали мне достаточно оснований для сомнения в совершенстве мира.
Ну что ж? Я и не верил никогда в совер­шенство. Я всегда знал, что злые люди суще­ствуют (почти всегда это или дураки, или несчастные), я всегда знал, что во времена бедствий толпа может стать жестокой и низкой. Мой оптимизм состоял и состоит только в следующем: я верю в возможность оказы­вать на события некоторое влияние, и если нам суждено, вопреки усилиям, испытать несчастье, мы можем преодолеть его тем, как мы его переносим. Декарт выразил это лучше, чем я: «Моим правилом было пытаться победить больше себя, нежели фортуну, и изменить мои желания, а не мировой порядок». Любить достойных людей, окружающих меня, избегать злых, пользоваться добром, пе­реносить плохое и верить — таков мой опти­мизм. Он помогал мне жить. Пусть он помо­жет и Вам.

Андре Моруа. Из "Писем к Незнакомке"