MANON (manona) wrote,
MANON
manona

Categories:

Паустовский "Начало неведомого века"

Парадоксально, я всегда любила Паустовского, но почему-то мало его читала.
А тут вот прочла "Начало неведомого века". 17-18-й год, Москва, Петербург, Киев, Одесса. Революция, гражданская война, стрельба, голод. Автор - среди всего этого и - удивительно, как он умеет смотреть на людей, на мир теми же глазами, какими смотрит на каплю росы, катящуюся по листу, на ворону, охотящуюся за зайчонком, на болотную траву вдоль тропы... Тут и интерес - живой и глубокий, и эмпатия, и одновременно лёгкая отстранённость, позволяющая не только смотреть, но и видеть. И местами удивительно, как вообще-то Паустовский вот с этим вИдением остался цел - он же хоть и за советскую власть, говоря кондовым языком, но очень как-то не по-советски. И так странно читать всё, что он пишет про те годы, в книге 1958-го года издания. В  общем, если кто как и я, до сих пор не знаком был - крайне рекоменндую.
А два кусочка, которые очень зацепили, процитирую.

Первый отрывок предваряет рассказ о том, как Паустовский время от времени отправлялся из шумной голодной революционной Москвы на её окраины, в Ноевский сад, раньше славившийся цветоводством, а теперь сохранивший лишь одну оранжерею, которая вот-вот должна была тоже исчезнуть в вихре событий.

***
Иногда садовник срезал мне несколько левкоев или махровых гвоздик. Я стеснялся везти их через голодную и озабоченную Москву и потому всегда заворачивал в бумагу очень тщательно и так хитро, чтобы нельзя было догадаться, что в пакете у меня цветы. Однажды в трамвае пакет надорвался. Я не заметил этого, пока пожилая женщина в белой косынке не спросила меня:
- И где это вы сейчас достали такую прелесть?
- Осторожнее их держите, - предупредила кондукторша, - а то затолкают вас и все цветы помнут. Знаете, какой у нас народ.
- Кто это затолкает?  - вызывающе спросил матрос с патронташем на поясе и тотчас же ощетинился на точильщика, пробиравшегося сквозь толпу пассажиров со своим точильным станком.- Куда лезешь? Видишь - цветы. Растяпа!
- Гляди, какой чувствительный! - огрызнулся точильщик, но, видимо, только для того, чтобы соблюсти достоинство. - А еще флотский!
- Ты на флотских не бросайся! А то недолго и глаза тебе протереть!
- Господи, из-за цветов и то лаются! - вздохнула молодая женщина с грудным ребенком. - Мой муж, уж на что - серьезный, солидный, а принес мне в родильный дом черемуху, когда я родила вот этого, первенького.
Кто-то судорожно дышал у меня за спиной, и я услышал шепот такой тихий, что не сразу сообразил, откуда он идет. Я оглянулся. Позади меня стояла бледная девочка лет десяти в выцветшем розовом платье и умоляюще смотрела на меня серыми, как оловянные плошки, глазами.
- Дяденька, - сказала она сипло и таинственно, - дайте цветочек! Ну, пожалуйста, дайте.
Я дал ей махровую гвоздику. Под завистливый и возмущенный говор пассажиров девочка начала отчаянно продираться к задней площадке, выскочила на ходу из вагона и исчезла.
- Совсем ошалела! - сказала кондукторша. - Дура ненормальная! Так каждый бы попросил цветок, если бы совесть ему позволяла.
Я вынул из букета и подал кондукторше вторую гвоздику. Пожилая кондукторша покраснела до слез и опустила на цветок сияющие глаза.
Тотчас несколько рук молча потянулись ко мне. Я роздал весь букет и вдруг увидел в обшарпанном вагоне трамвая столько блеска в глазах, приветливых улыбок, столько восхищения, сколько не встречал, кажется, никогда ни до этого случая, ни после. Как будто в грязный этот вагон ворвалось ослепительное солнце и принесло молодость всем этим утомленным и озабоченным людям. Мне желали счастья, здоровья, самой красивой невесты и еще невесть чего.
Пожилой костлявый человек в поношенной черной куртке низко наклонил стриженую голову, открыл парусиновый портфель, бережно спрятал в него
цветок, и мне показалось, что на засаленный портфель упала слеза.
Я не мог этого выдержать и выскочил на ходу из трамвая. Я шел и все думал - какие, должно быть, горькие или счастливые воспоминания вызвал этот цветок у костлявого человека и как долго он скрывал в душе боль своей старости и своего молодого сердца, если не мог сдержаться и заплакал при всех.
Tags: дневник читателя-зрителя слушателя 15, цитата
Subscribe

  • О лицейских педагогах

    У id77 в апреле была серия публикаций про однокашников Пушкина, причём не только про тех, кто на слуху, но и про "обычных". Материал сам…

  • manona, Вы опытный мастер слова

    Ишь ты, понаболтала-то я )) А каким был 2020-ый год для вашего блога?! Получите вашу карточку с итогами года здесь! ЖЖ2020

  • (no subject)

    kot_kam, рассказывая о героинях неизвестного мне автора, нашёл формулировку, которая идеально совпадает с моим ощущением а)женской роли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments